Юлия Зимина: «Я суперкритична к себе»

Сериал «Кармелита» для телеканала «Россия» оказался весьма рейтинговым проектом. Перипетии цыганской жизни подняли мощную волну зрительского интереса. А для Юлии Зиминой (Кармелиты) и Алексея Ильина (Максима) сериал стал звёздным часом. Поклонники, буквально, атаковали нас, желая хоть что-то узнать о своих кумирах. Первой мы решили дать слово актрисе, исполнившей главную роль в фильме. Красивой и талантливой Юлии Зиминой было, что рассказать о своей работе в проекте…
– А если б ты сама оказалась в положении своей героини, как поступила? Покорилась отцовской воле или своим чувствам, выйдя замуж за русского? Ведь цыганская традиция не приветствует браков с иноплеменниками. – Как Кармелита я бы, точно, не сделала. (Решительно) Дав отцу слово, я бы не погнушалась взять его назад. Не понимаю таких глупых жертв… (Вздыхает) Зачем этот алтарь страдания? Что может быть выше любви, какие правила и традиции? А отец рано или поздно всё равно простил бы, и всё б встало на свои места. – Съёмочная площадка подарила тебе новых друзей? – Да. Это Надя Бахтина, с которой мы сдружились по настоящему (в фильме та играет роль Люциты – её непримиримой соперницы). К числу своих друзей также могу отнести Суворова, Ильина, Дениса Матросова. Давняя наша мечта – выбраться куда-нибудь вместе на отдых. Но, к сожалению, не выходит, из-за постоянного цейтнота. – Были какие-нибудь трудности во время съёмок? – Да, прыжок через костёр. С моей стороны это, конечно, было большой неосторожностью. До сих пор не пойму, зачем я решилась на такой опасный трюк? Юбка тогда загорелась, сама здорово обожглась. А вот с лошадью серьёзных проблем не было. Хотя она два раза меня понесла, но садиться на неё я всё равно не отказалась. Для меня это не было слишком трудным. Вопрос о своём романе с В. Череповецким (актёром театра «Ромэн», исполнителем роли Степана), который сильно волнует её поклонников, Юлия Зимина предпочла оставить без ответа. Точнее, слегка смутившись, заметила, что ей не хотелось бы обсуждать здесь вопросы, связанные с личной жизнью. – А не сложно было играть любовь перед объективом? Поцелуи давались не слишком трудно? – Даже во время учёбы в институте мне не довелось познать «горечь» сценических поцелуев. Но, несмотря на отсутствие опыта, игра в таких сценах не была для меня трудной. Отсутствию зажатости способствовало и то, в жизни мы друзья с Лёшей. – Выход сериала на экран как-то изменил твою жизнь? – Изменил и довольно круто. Во-первых, эта работа позволила мне раскрыться как актрисе. Во-вторых, подарила массу знакомых, открыла новые горизонты, о чём я год назад даже не помышляла. Кроме того, стала гораздо самостоятельнее. – Поступают предложения на счёт новых съёмок? – Пока это не очень реально. Так что я их и не рассматриваю (Смеётся). Да никто меня с «Кармелиты» и не отпустит. Вот закончатся съёмки – тогда к этой теме вернёмся. – Люди узнают на улицах? – Узнают. К поклонникам я отношусь прекрасно, но повышенного интереса к себе как-то стесняюсь. Иногда на вопрос – «Это вы играли Кармелиту?» отвечаю – «Извините, но вы ошиблись». И ухожу с низко опущенными глазами. Занятный случай был однажды с таксистом. Хотя он, как и сериал, пока не закончился… Водитель в машине сидит себе – решает кроссворды. Я подхожу и прошу его подвезти куда нужно. Он поднял на меня глаза и как дёрнется. Ой, говорит, мне вдруг показалось, что ко мне Кармелита пожаловала. Здорово, дескать, похожа. Без грима я немножко другая, немудрено и не узнать. А вчера сажусь случайно в эту же машину и даже не успеваю адрес назвать. «Знаю, куда тебя вести, – говорит таксист, – сходство же с Кармелитой большое, помню». – Какова реакция родителей на твою работу в сериале? – Критичная. В моей маме просто кинокритик погиб. Вначале ей почти всё нравилось. Первую серию встретила с восторгом. Потом ситуация вдруг переломилась. Как-то звонит и говорит, что ты мол, Юля, там не так делаешь, здесь не эдак. А последнее время чуть ли не всё критике подвергает. Особенно её раздражает моя меланхолия. Маме хочется видеть меня задорной и весёлой, как в начале фильма, а не плачущей. – Расскажите о семье. – Моя семья – это папа, мама, сестра и я. Мама – школьный учитель, преподаёт в той школе, где я училась. Вообще её профиль – биология, химия, но сейчас она работает в начальных классах. Папа тоже преподаватель, только ветеринарного техникума. По профессии он ветврач, преподаёт такие серьёзные дисциплины, как латынь и терапия. У сестры музыкальная специальность – руководитель хора, а ещё она искусствовед. Но сестра уже замужем, у неё сын, она постарше меня. – Юля, а каким увлечением скрашиваешь свой досуг? – Для досуга сейчас времени не остаётся. Люблю встречаться с друзьями, в Москве немало живёт сокурсников. С начала своей «цыганской эпопеи» редко их вижу. При встрече каждому стараюсь уделить внимание. Люблю читать, поиграть в боулинг. Обожаю театр, но… (с грустью) давно уже не была. Как правило, по вечерам съёмки. – Какой музыке отдаёшь предпочтение? – Классическая музыка – это, конечно, Эверест музыкального искусства. Из классиков для меня ближе всего Чайковский. Джаз люблю, причём в самых разных аранжировках. – Какую читаешь литературу? – Люблю Зощенко, Чехова. Последнее из прочитанного: «Жизнь взаймы», Ремарк. Вещь сильная, оставила глубокое впечатление. – Не поделишься творческими планами? – Мечтаю поработать в театре. Только в антрепризе. Театр, имеющий постоянный репертуар, требует полной отдачи. А мне бы и посниматься ещё хотелось. – А кого бы хотела сыграть? – Принцессу точно бы не хотела. Хотя роль «на сопротивление» тоже может представлять интерес. Моя заветная мечта – роль Ларисы Огудаловой. Ещё с тех пор, как впервые прочла «Бесприданницу». – Что особенно ценишь в людях? – Доброту и искренность. Не выношу двуличия и лицемерия. Чувство юмора также считаю важным. – Считаешь себя влюбчивой? – Не считаю. Первая любовь, первый поцелуй… – я этого даже не помню. Наверное, это не было для меня чем-то главным. И в студенческие годы на романы у меня времени не хватало. Видимо, потому что была другая цель – добиться чего-то в жизни. – Кто-то из великих сказал: «Человека можно узнать по мечте». У тебя она какая? – Хочу, чтоб у моих близких было всё хорошо. Пусть хуже будет у меня, но только не у них. Хочу, чтоб все по возможности были счастливы. Я искренне радуюсь, видя счастливых людей. А ещё люблю делать подарки, дарить радость людям.

На правах рекламы:

Последние новости про Макса Полякова смотрите тут