Юлия Зимина: «Я суперкритична к себе»

Сериал «Кармелита» для телеканала «Россия» оказался весьма рейтинговым проектом. Перипетии цыганской жизни подняли мощную волну зрительского интереса. А для Юлии Зиминой (Кармелиты) и Алексея Ильина (Максима) сериал стал звёздным часом. Поклонники, буквально, атаковали нас, желая хоть что-то узнать о своих кумирах. Первой мы решили дать слово актрисе, исполнившей главную роль в фильме. Красивой и талантливой Юлии Зиминой было, что рассказать о своей работе в проекте…
– Юля, «Кармелита» стала удачным стартом твоей карьеры киноактрисы. Чем запомнилась тебе первая сцена на съёмочной площадке? Что ощущала ты, впервые попав в прицел операторского объектива? – Отлично помню, что первым съемочным днём было 1 июня. Когда узнала, где и что будут снимать – страшно заволновалась. Мало того, что первая съёмка в жизни, так ещё надо показать себя в роли наездницы. Согласитесь, если ты ни разу не сидел в седле – это не просто. И, тем не менее, села на лошадь, выехала на ней из конюшни. Рыч (Кольцов) мне ещё кричал тогда: «Стой! Стой!». Эмоции, конечно, переполняли… А ещё мне пришлось в тот день интервью давать для новгородского телеэфира. – А как вообще оказалась в проекте? – Случайно. Один коллега сказал мне, что запускается новый проект, этакая сериальная «мексиканщина». А твой типаж, говорит, просто на все сто подходит. Ну и спросил фотографию, я её, конечно, дала. Хотя до этого ни раз отправляла снимки в разные агентства, но увы и ах… А тут не прошёл и месяц – звонит ассистент режиссёра. Не против, мол, приехать, в камеру посмотреть, представиться? Поехала, историю какую-то рассказала, спела. А через месяц меня уже пригласили на пробы. Пробовалась я и на Кармелиту, и на Люциту. – А почему досталась именно главная роль? – Контракт я приехала подписывать на Люциту, эта роль казалась мне более интересной. Кармелита – героиня положительная, но в отрицательных ролях больше «изюминки», характерности. Хотелось примерить на себя этот образ, думала, что смогу. Новый звонок из студии раздался, когда контракт был уже подписан. Мне было снова предложено пробоваться на Кармелиту. Думаю, что сцену в номере гостиницы мы с Алексеем Ильиным показали прилично. Режиссёр позвонил и поздравил с новой ролью, то есть Кармелиты. Разумеется, я была рада, но известие об утверждении на Люциту я восприняла более бурно. Взрыв эмоций я испытывала, когда только попала в сериал. Я обожаю цыганские, испанские страсти, весь этот культурный пласт. Поэтому давно мечтала сыграть в каком-нибудь «таборном» проекте. (Смеётся). – Почему выбрала именно актёрскую стезю? Что тебя подвигло на это решение? Или, может быть, кто? – К этому выбору меня подвигла мама. Она сама мечтала стать актрисой, но не случилось. Считает, что не достало смелости. С детства она приобщала нас с сестрой к танцам. Мы часто выступали в ДК на разных праздниках, танцевали, пели. Потом было семь лет музыкальной школы. Я неплохо играю на фортепиано, аккомпанирую. Словом, образ актрисы манил меня с детства. Я и школьным учителям говорила: «Зачем мне ваша физика, химия? Моё призвание - быть актрисой». А ведь это особый ракурс восприятия, образ чувствования. Зато русский, литература, музыка были моими любимыми предметами. – В сериале Кармелита поёт красивые песни. Это твоё исполнение? – Песня «Полынь» (сцена сватовства) звучит в моём исполнении. А вот «Кибитку» пою не я. – На одной площадке с тобой работала целая плеяда замечательных актёров. Это Лекарев, Жемчужная, Фурсенко, Морозова… Как складывались ваши отношения? Была ли поддержка, помощь советом? – Огромная благодарность прекрасной актрисе Ирэне Борисовне Морозовой – моей сценической бабушке. Это настоящая моя наставница и мудрая советчица. Я многое от неё взяла и искренне к ней привязалась. Можно сказать, что мы подружились, это удивительная женщина. Ляля Жемчужная и Николай Лекарев также скрашивали своим ярким талантом наши общие сцены. У нас прекрасные отношения, мы всегда находили нужные сценические решения. Я вообще стараюсь прислушиваться к мнению актёров, более опытных. Александр Леонидович Фурсенко, к сожалению, меньше знаком мне по съёмочной площадке. Так как общих сцен – мало, на площадке видимся редко. – Юля, насколько ты критична к себе? Замечаешь ли ошибки в кадре? – К себе я суперкритична. Думаю, это нормально, хотя друзья порой упрекают в некоем переборе. Дескать, я слишком часто и слишком многим недовольна. Мне, действительно, часто кажется, что и то и это могла бы сделать ярче, убедительней. Будь то жест, отдельное движение или целая сцена. Сериал я не смотрю, в ходе съёмок нам отснятую фактуру не показывают. Вижу лишь на «озвучке» отдельные фрагменты. А чтоб смотреть от и до – этого нет. – Принципиально не хочешь смотреть или как? – Нет, не принципиально. Просто не получается. Хотя иногда выпадает такая возможность. Как, например, вчера. Включила, поглядела на себя и выключила. Не могу смотреть, не нравится почти всё. Когда на площадке прошу режиссёра показать, что там вышло – он только отмахивается. Тебе, говорит, всё равно не понравится, а предела совершенству не бывает. – Твои великолепные платья – яркий сценический элемент сериала. Хоть они-то тебе нравятся? Ты сама их выбирала? – Костюмы, тем более цыганские, очень мне нравятся. Но ни платья, ни украшения сама я не выбирала. Это профессиональная забота художника по костюмам – Елены Перес. Она мастер своего дела, поэтому всё так гармонично и красиво. – А какому стилю одежды ты отдаёшь предпочтение в жизни? – Я не могу назвать себя поклонницей какого-то конкретного стиля. Но люблю всё женственное и утончённое. Обожаю нарядные платья, высокие каблуки. Но могу и джинсы одеть. – Значит, «унисекс» – это не твоё? – Нет. – Женские образы сериала «усилены» ярким гримом, включая и твою героиню. Насколько ты в жизни дружна с косметикой? – Косметикой я, конечно, пользуюсь, хотя… (Задумывается) Во многом это зависит от ситуации. Для клуба или дискотеки я могу и сильно накраситься. Применяю косметику для подчёркивания каких-то черт внешности. Не прочь и кудри навести. Словом, пуританкой в этом отношении не могу себя назвать. Но взглянув на свой экранный образ, поняла, что косметики – перебор. – Легко далось перевоплощение в цыганку? Не приходилось включать какие-то дополнительные ресурсы? – В этот образ я вошла достаточно плавно, без больших усилий. Он мне близок. Порой даже кажется, что в жизни я большая Кармелита, чем моя экранная героиня. Вообще я человек решительный, не склонный к рефлексии. Какие-то поступки Кармелиты, точно, никогда бы не совершила. (Улыбается) Многие, кстати, принимают меня за настоящую цыганку.

На правах рекламы:

• За малые деньги трубка кондиционера по выгодным ценам.