Александр Суворов - Легенда о «влюбчивом самоеде»

Участие в многосерийных сериалах давно является неплохим стартом для актеров зарубежных фильмов. Теперь дошла очередь и до российских кинозвезд проявить свой талант на съемочных площадках отечественных сериалов.
- Как ты относишься к цыганской культуре? Тебе близки цыганские традиции? - До недавнего времени я никакого понятия не имел о цыганской культуре, и только на съемках этого сериала стал знакомиться с цыганским бытом и обычаями. Было очень интересно, тем более, что многие старшие актеры – цыгане. Они классно поют. Могут так перепеть русскую песню на свой манер, что ее невозможно будет узнать. В каждом из них есть что-то особенное. - Тебе понравилось работать вместе с актерами театра «Ромэн»? - Очень хорошо сработались. Съемки длились девять месяцев, мы словно вынашивали дитя. За это время мы стали одной большой дружной семьей, у нас, практически, не было разногласий. Ровно четыре месяца мы жили все вместе (речь идет о съемках в Новгороде Великом – прим. авт.). Многие вообще не покидали съемочную площадку. Мы постоянно общались с Александром Фурсенко (Бейбут) и с Колей Лекаревым (Баро), и я рад этому. - Что для тебя в съемочном процессе было самое сложное? - Сериал слишком длинный. Там серий, наверно, миллион! Сложно было постоянно удерживать все это в голове. Я хотел все делать не спеша, шаг за шагом, чтобы все было логично, но нам приходилось снимать не по порядку. В один день могли снимать первую серию, а на другой резко перескочить на пятидесятую. Бывает, снимем одну сцену, а месяца через два, когда уже все основательно забылось, снимаем ее продолжение. Иногда вообще не соображал, кто я и откуда. В голове была полная каша. - А как ты научился скакать верхом? Ты это и раньше умел или пришлось учиться прямо во время съемок? - Лошадей я с детства любил. Мне нравилось учиться править лошадью, задавать ей нужный темп. Это происходило легко, само собой. Я получал немалое удовольствие от процесса. До съемок мне уже приходилось бывать в седле, поэтому на съемочной площадке проблем не возникло. Я всегда мечтал стать хорошим наездником, мечтал исполнять трюки, не слезая с коня, драться на саблях… Правда, на площадке меня быстро спустили на землю, мне показали, что максимум что я умею – это правильно садиться на лошадь и подходить к ней с нужной стороны. Поэтому пришлось всему учиться в ускоренном режиме. Но я довольно быстро справился, и потом проблем не было. - Чему ты еще научился во время съемок? - У меня по сценарию был цыганский театр, где Миро должен был метать ножи в живую мишень. По сюжету герой с детства умеет это делать, настоящий профессионал. В актерской профессии существует много нюансов. Многие вещи приходится схватывать буквально на лету. Я вот всего за четыре часа узнал о том, что должен буду метать ножи. Пришлось срочно учиться. Пока длилась съемка, я уединялся со своим деревянным щитом и часами тупо бросал ножи, чем доводил группу до белого каления. Однако научился. Так что, все, что происходит в кадре, делаю я сам. - Наверно утомительно работать с многосерийными проектами? Надоедает постоянно видеть одни и те же лица? - Я действительно думал, что устану, но этого не случилось. Единственная сложность заключалась в том, чтобы удерживать в голове логическую цепочку сюжетных линий. Но я постарался выбросить из головы все, что непосредственно не касается моего персонажа. Сейчас, когда смотрю сериал, узнаю много нового. А с коллективом мне очень повезло. За время съемок я приобрел много новых друзей. Мы очень подружились с Алексеем Ильиным (Максим – прим. авт.). Мы и раньше были знакомы, но не общались. - Что вам во время съемок запомнилось больше всего? Самое яркое ваше впечатление. - Больше всего запомнился восход солнца на озере Ильмень. Мы снимали цыганский табор на берегу. Съемки часто длились до позднего вечера, и уезжать уже не было смысла. Мы ночевали в поле. И вот один раз, когда стояла ясная погода, мне удалось увидеть необыкновенной красоты рассвет. На фоне чистейшего голубого озера поднимался огромный красный солнечный диск и от него по всей глади воды расходились солнечные блики. Все вокруг приобретало розовый цвет. Это было потрясающе. - Как у вас складывались отношения с исполнительницей главной роли Юлией Зиминой и режиссером сериала? Вы ведь, кажется, играете возлюбленного главной героини? - С режиссером сразу установились дружеские отношения. Мне нравится Рауф, но, тем не менее, я никогда не забываю соблюдать дистанцию, так как считаю, что слишком тесные отношения между актером и режиссером не к чему хорошему не приведут. Что касается Юли, с ней отношения поначалу складывались хорошо. До съемок мы уже встречались, когда приходили на пробы. Сначала Юля пробовалась на роль Люциты, и я видел, что она переживала, справится ли она с этим. Хорошо, что она не ушла в себя тогда, и дала мне возможность поддержать ее. Очень непросто изображать любовь к человеку, к которому нет никаких чувств, но, в то же время, эти чувства могут в конечном итоге возникнуть. Мне постоянно приходилось за этим следить, поскольку для меня была такая опасность. Если во время съемок между актерами возникают какие-то отношения, это может мешать творческому процессу, а может наоборот, способствовать. Этого нельзя предвидеть заранее, поэтому я предпочитаю не смешивать работу и личную жизнь. В отношениях Кармелиты и Миро сквозит какая-то наивность, трогательная сентиментальность. Миро предпочитает не давить на свою возлюбленную, и не идти к своей заветной цели окольными путями. Но при этом он очень хочет быть с ней вместе. Миро проявляет свою любовь немного нелепо.

На правах рекламы:

Петр Порошенко готовит блокировку сайтов в Украине, пишет Golosinfo.com