Бурная молодость Максима Щеголева

Роль Стаса Жданова – афериста из телесериала «Кармелита. Цыганская страсть» – потребовала от Максима Щеголева, артиста Театра Луны, полного преображения. Он стал взрослее и солиднее, сменил спортивную куртку и джинсы на строгий костюм. На смену лихому чубу пришел «политический» зачес, хитрый прищур сменил мальчишескую улыбку. Теперь его не узнают даже знакомые.

Автором литературной версии «Кармелиты» является талантливый беллетрист Олег Кудрин. Мы взяли интервью у молодого писателя, в котором он рассказал поклонникам «Кармелиты» об особенностях перевода телевизионного действа в литературное произведение.
– Максим, почему ты дал согласие на такую несимпатичную роль? – Как только я узнал, что телесериал будет снимать Елена Цыплакова, сразу же решил; если мне предложат роль, соглашусь. Когда фильм снимает такой человек, проект плохим быть не может. – Но герой ведь может. Жданов является каким-то опереточным злодеем. Состоит из одних недостатков. Такие разве бывают? – Да, мой герой, конечно, не подарок. Но играть отрицательных персонажей интереснее. Так что это даже к лучшему. А потом, Стас – не совсем пропащий. Он хороший бизнесмен, искренне влюблен в Кармелиту. Готов ради нее отказаться от многого и даже поменять свою жизнь. – Ты наделил своего героя какими-то своими качествами или привычками? – Вообще-то у нас общего мало. Правда, одну свою дурную привычку я передал ему. Я курю с четырнадцати лет – в общей сложности уже 13 лет. Он тоже вместе со мной. Хотя нужно мне с этой привычкой завязывать. Когда начинал, хотелось казаться перед девчонками важным и большим, а теперь вот не могу бросить. – Девушки… Сигареты... Что, юность была довольно бурной? – Не сказал бы. В школе я хорошо учился. Мечтал быть стоматологом. Моя мама – врач. Она заинтересовала меня анатомией, биологией. Это казалось мне действительно интересным. Но получилось так, что в 9-м классе я сменил школу и не смог получить медаль. От этого во мне возник протест. Учебы я не бросил, но и рвение перестал проявлять. В аттестате оказалось две «четверки» – по физике и русскому. И в воронежскую Медицинскую Академию я поступать уже не стал. – Возникла страсть к перевоплощению? – Пока нет. Чтобы не попасть в армию воспользовался советом знакомой актрисы воронежского ТЮЗа. Она мне посоветовала поучиться на актера. Сказала – если не понравится, на следующий год можешь поступать туда, куда пожелаешь. Пришел – меня приняли. Данные у меня были хорошие. Вдобавок ко всему, я еще хорошо танцевал. Десять лет занимался бальными танцами, кандидат в мастера спорта. – Значит, ты и танцуешь еще! А заниматься танцами профессионально не захотел? – Серьезно нет. Но я танцевал в ночных клубах – просто деньги зарабатывал. Хотелось стать материально независимым, и танцы давали такую возможность. – Танцы в клубе в самом деле позволяют быть финансово независимым? – (пауза). Есть такие танцы… Те самые… И не только они. Но это было недолго. Этим заниматься не просто, нужно иметь толстую шкуру. Вдобавок к этому были другие заработки. Когда мне тринадцать лет было, меня приняли в модельное агентство, где я подрабатывал фотомоделью, рекламируя одежду. Самой серьезной работой подобного рода был рекламирование новой модели «Мерседеса» – в 2002 году в Москве. – Тебя приняли на учебу в Воронеж, а закончил ты московский ГИТИС. Как это случилось? – В одном клубе узнал, что в Воронеж приезжает Проханов со своим Театром Луны и то, что он собирается отбирать мальчиков на свой курс. По случайному совпадению они приехали со спектаклем «Ночь нежна» – тем, в котором я занят сейчас. Я пришел на собеседование, меня пригласили на экзамены. У меня в то время в жизни все было нормально – и я засомневался, стоит ли. Спросил совета своего педагога. Она ответила категорично: «Ни в коем случае!». И на экзамене по мастерству поставила мне «удовлетворительно» – единственному на курсе. Из-за оскорбленного самолюбия я тем же вечером в Москву уехал. Был молодой и горячий. Конкурс прошел, и меня приняли сразу на 2-ой курс. – Как встретила Москва? – В Москве для меня началась совсем иная жизнь. До этого момента я в столице был один раз всего. А теперь – новый город, новые люди – а у тебя нет ничего. Но меня пристроили в квартирного типа общежитие, пригласили играть в детском спектакле Театра Луны. Назывался «Фанта-инфанта». Нужно сказать, что Сергей Борисович очень помогал нам. Давал деньги: «Известным станешь – вернешь». Только в конце, может быть, не занимался нами так хорошо, как хотелось бы. Мы заканчивали довольно сложно. Дипломных полноценных спектаклей не было. Мне не хватало этого. – Ты именно тогда отправился к Анатолию Васильеву учиться мастерству? – Не совсем так. Тут вообще история странная случилась. Я собирался после ГИТИСа поступать во МХАТ – к Алле Покровской. О ее способе обучения ходили легенды. Я приезжал ко МХАТу четыре раза. И все не получалось; то опаздывал, то охрана не пускала, то в десятку не попадал. Будто судьба противилась. И вот в очередной раз мчусь в Камергерский. Вокруг все бегут куда-то. И вдруг вижу – в этом мельтешенье идет огромный поп в рясе. С крестом, светлое лицо. Как только его увидел, у меня внутри зазвучал голос: «Остановись, Максим». Я сразу успокоился, дошел не торопясь до МХАТа и сел на лавочку покурить. И в этот момент звонит актриса воронежская – та, которая меня направила на актерскую стезю. Она говорит, что находится в Москве и завтра идет показываться Васильеву. «Пойдешь со мной» – спрашивает. Я тогда о Васильеве ничего толком не знал. Я думал, что он пригласил меня в какую-то творческую лабораторию. И снова началась другая жизнь. – Как это Проханов воспринял? – Я год от Сергея Борисовича скрывал, что я – там. Васильев все настаивал на моем уходе из Луны. Так я и метался между двух огней, пока меня не ввели в «Погребение Патрокла» – по Илиаде. Нам предстояли гастроли в Португалию сроком на две недели. В Луне тоже были роли в спектаклях. Я вынужден был идти к Проханову – сто раз был готов сквозь землю провалиться. Прошли ведь вместе огонь, воду и медные трубы. Два раза он имел право выгнать меня – но не стал. На этот раз, думал, точно уволит. Никому еще двойная жизнь не прощалась. Но он вошел в положение и не уволил. Потом я три года работал одновременно в двух театрах. До тех пор, пока Анатолий Александрович не бросил театр и не уехал из России. Я до сих пор не понял этого его поступка. – В театре Васильева ты, тем не менее, получил интересную практику. Играл хорошие роли, и именно там произошла ваша с женой судьбоносная встреча. – Это я как сейчас помню. Я только-только поступил в театр, никого еще не знал. Сижу как-то в буфете, открывается дверь и появляется Алла. У меня сразу одна мысль в голове: «Она!». А с ней другая была история. Когда я появился в театре, один актер побежал к девочкам в гримерку и почему-то сказал именно ей: «Давай встречай, муж твой пришел». Долго я добивался ее. Когда были в Португалии на гастролях, я отыскал там цветочный рынок и каждый день дарил ей цветы. Ставил утром перед дверью номера, чтобы она не знала, кто дарит. Было интересно, догадается она – от кого – или нет. Очень жаль, кстати, что этот момент завоевания женщин ушел сейчас – такое, наверно, время. Мне нравится добиваться своего. Я – телец, упертый. (смеется) - В фильме вы страстно влюблены в Кармелиту. Скажите, а супруга, которая, кстати, тоже актриса не ревнует к исполнительнице роли Кармелиты? – Я стараюсь не провоцировать ее ревность. И, скажу по секрету, в ключевые моменты вместо Кармелиты представляю на ее месте свою жену, Аллу Казакову. Поэтому все получается легко и убедительно. Есть ли у вас дети? – У нас две дочери, старшая – Маша, двух лет, и годовалая Катя. Поскольку моя супруга работает, то сидеть с детьми достается бабушкам, да еще есть няня. Из-за работы я чаще вижу дочерей в постели, Алла даже в шутку угрожает разводом. Кроме этого, моему сыну от первого брака исполнилось 6 лет. Его зовут Илья, и он занимается плаванием. Представляете, он поплыл всего через две недели тренировок. Весь в меня, и мой отец хорошо плавал, и я в детстве из воды не вылезал. Вам не наскучило играть одно и тоже из серии в серию? – Нет, никогда, это хорошая работа, а было время, когда у меня ее не было и я долгое время не снимался. До Кармелиты я снялся только в сериале «Чемпион» в роли футболиста. Конечно, я много занят в театре, но без кино очень скучаю, поэтому я обрадовался приглашению сняться в Кармелите. Да еще пригласили в «Город соблазнов» - Какие роли вы играете в театре, и кого бы вам хотелось сыграть? Вы не поверите, но в спектакле Лилии Абаджиевой «Ромео и Джульетта» мне досталась роль мамы Джульетты. Правда, в этом спектакле все роли – мужские, как в старом английском театре во времена Шекспира. Пока мне позволяет возраст, я играю все роли, хочу накопить опыт. Хотя мечтаю сыграть короля Лира. Надеюсь, что получится, когда стану мудрее и опытнее. – Ты – трижды отец уже. В свои двадцать шесть. – Да. С Аллой у нас две девочки. И еще у меня есть внебрачный сын, которому шесть лет. Мы отдали его недавно на плаванье. Уже через две недели после начала занятий он поплыл самостоятельно. На своего деда похож. Отец увлекался подводным плаваньем, отлично нырял, мог на любой воде лежать. Служил в подводном флоте. – Видно, что ты гордишься им. – Да. Отец был настоящим воином. Ему форма очень шла. Я страшно гордился, когда ему честь на улице отдавали. И его умением плавать. Отцу нравилось пугать маму; он уходил на несколько минут под воду, и когда мама в волнении забегала в воду, он подплывал под водой и хватал ее ноги. Последняя наша поездка на море всей семьей произошла в 1999 году. Мы ездили в Сочи, где я снимаюсь сейчас в «Кармелите». – Опять совпадение? – Да, может быть, я неспроста оказался здесь. С этим городом меня многое связывает. Я когда приехал в этот раз, то сразу побежал к тому самому месту, где мы отдыхали все вместе. Очередной виток судьбы.

На правах рекламы:

Азарт для Андроид Azart Casino

справка 086 у для работы Братиславская

• Магнитный корректор, обзор магнитного корректора осанки posture support.

Доставку, luxor двери